Полиция в социальной сети — реальность?

policiya-v-socialnoj-seti-realnost

Конспирологические теории окружают социальные сети с момента их создания. В том или ином виде, сейчас они получили подтверждение. Как сообщает Boston Globe, из четырнадцати расположенных в округе Бостона отделений правоохранительных органов, с которыми удалось связаться корреспондентам издания, более чем в половине признались, что используют социальные сети для сбора того или иного рода информации, связанной с незаконной деятельностью.

Данные, которые получают в свое распоряжение полицейские — самые разные, начиная с обсуждений незаконных действий и кончая их фотосвидетельствами. Диапазон собственно правонарушений, которые можно обнаружить таким образом, достаточно велик. Понятно, что никто не станет обсуждать на Facebook’е заказное убийство или ограбление банка. Но распитие алкоголя несовершеннолетними или акт вандализма вполне может иметь свидетельства в социальной сети, и иногда подобные действия полиции удается предотвратить.

Конечно, не все полицейские отделения достаточно технически подкованы, чтобы проводить анализ соцсетей. Тем более, не во всех отделениях российской милиции найдется достаточное количество сотрудников, чтобы осуществлять подобную работу: понятно, что для обнаружения одного шестнадцатилетнего подростка, который собирается устроить вечеринку с алкоголем, требуется изучить массу пользовательских профилей. Кроме того, полицейские в основном пользуются только открытыми данными. От этого просто защититься — раскрывать информацию, в которой можно углядеть состав правонарушения, только тем, кто добавлен в список друзей. В последнее время, правда, сотрудники бостонской полиции начали создавать себе анкеты с указанной ложной информацией и посылать запросы на добавление в друзья. Люди, подверженные гонке за количеством контактов в социальной сети, оказываются под угрозой того, что их читают представители правоохранительных органов.
Доказать не получится

С одной стороны, можно осуждать правоохранительные органы за вторжение в частную жизнь. С другой, частная жизнь, опубликованная на общедоступных ресурсах, перестает быть такой уж частной. В чем-то по причинам нежелания навлекать на себя волну общественного гнева, в чем-то — из-за недостаточно проработанной правовой базы, данные, полученные в социальных сетях, пока используются, скорее, как оперативная информация, чем как доказательная база. Руководитель юридической фирмы «Интернет и Право» Антон Серго полагает, что пока формировать на основе собранного в соцсетях доказательную базу практически безнадежно — не готовы к этому ни милиционеры, ни правосудие.
Однако, вполне очевидно, что такой источник открытых данных органы просто так пропускать не могут. Даже если российские милиционеры еще и не освоили техники поиска приготовляющихся правонарушений, то используют они социальные сети достаточно давно. Одним из первых обзавелось собственной группой в «ВКонтакте» отделение милиции Приморского района Санкт-Петербурга, позже присоединились другие. Участники соцсети — жители района — активно помогают милиции в отыскании подозреваемых. Часто объявление в соцсети эффективнее, чем сделанное по телевизору, радио или отпечатанное в районной газете. Кроме того, можно использовать тягу людей к тому, чтобы без дела переключаться по страницам сети, и с помощью группы предупреждать об опасностях.

Пока российские правоохранительные органы, вопреки распространенным шуткам, не слишком заметны в социальных сетях. Но пример показывает, что можно использовать популярное увлечение для сбора данных о подозреваемых в совершении опасных преступлений. В то же время, можно и пьяных подростков по вечеринкам ловить. Конечно, это спор о вкусах, но, может быть, не так уж и плохо, что российским милиционерам недостает времени и технической оснащенности, чтобы мониторить «Одноклассников» и «ВКонтакте»?Николай Двас

23:56 02/12/2018