Зачем нам итальянские «Стрижи»?

zachem-nam-italyanskie-strizhi

Минувшим летом появилась информация, что в российские Вооруженные Силы на замену пистолету Макарова (ПМ) поступит пистолет «Стриж», известный на Западе как Strike One. Считается, что программа его разработки – удачный пример государственно-частного партнерства, принципы которого наше правительство намерено распространить на весь ОПК.

Как было заявлено, исполнителем заказа по производству нового оружия может выступить ОАО «Концерн «Ижмаш», однако недавно руководство предприятия (в том числе главный конструктор Владимир Злобин) опровергло подобные сообщения. По некоторым данным, в распоряжение Минобороны для проведения испытаний поступили пять пистолетов «Стриж». Пока достоверно известно, что образцы Strike One и разработанного на его базе пистолета-пулемета есть в ФГУП «Центральный научно-исследовательский институт точного машиностроения» (ЦНИИТОЧМАШ), который занимается испытанием всех видов стрелкового оружия. Новых сведений о дальнейшем развитии сюжета со «Стрижом» пока нет.

По законам рынка

Сменщик старика ПМ сконструирован Arsenal Firearms – компанией, недавно появившейся на оружейном рынке. Впервые широкий разговор о ней и ее продукции зашел только в марте нынешнего года, когда фирма представила на выставке IWA-2012 в Нюрнберге ряд своих изделий, в том числе Strike One. Тогда же начал работу официальный сайт компании.

Согласно ресурсу Justia Trademark обществу с ограниченной ответственностью Arsenal Firearms S.R.L. Unipersonale принадлежат четыре торговые марки – Arsenal Firearms AF, AF, Strike и Zanotti 1625. Последняя, если верить сайту Бюро по регистрации патентов и торговых марок США, была зарегистрирована только в прошлом году, в июне и не является «старой итальянской оружейной компанией». По данным того же источника, юридический адрес ООО «Arsenal Firearms» совпадает с юридическим адресом компании Tanfoglio, владелец который стал то ли третьим соучредителем AF, то ли просто партнером двух действительных соучредителей – российского бизнесмена и коллекционера Дмитрия Стрешинского и итальянского журналиста, специализирующегося на стрелковом оружии (ганрайтера), Никола Бандини, которого периодически называют оружейным мастером. По совместительству, как утверждают СМИ, он руководитель издательства и PR-агентства Antiga Arabia в Абу-Даби.

Tanfoglio занимается производством боевых, спортивных и травматических пистолетов. Последние довольно популярны. На гуляющих в Интернете фотографиях «Стрижа» на его рукоятке можно заметить клеймо Made in Italy. Тем не менее пистолет позиционируется как российская разработка, в частности, Стрешинский заявил, что «Стриж» собрали в его КБ, которое занимается созданием так называемого миниатюрного оружия. Однако на официальном сайте Arsenal Firearms какая-либо информация о конструкторе или группе разработчиков данного образца отсутствует.

Для Запада такая практика, когда частная компания усилиями небольшого творческого коллектива, а иногда и одного специалиста создает стрелковое оружие, которое потом выпускается на чужих мощностях, вполне в порядке вещей.

Плюсы и минусы

Если верить экспертам, пистолет у Arsenal Firearms получился достойный. Действительно, «Стриж» обладает низкой линией прицеливания, откатывающимся исключительно по прямой стволом, хорошей рукоятью, расширителем для удобной смены обойм, высокой скорострельностью, магазином большой емкости. Но изделие сложно назвать новаторским.

Стрешинский, правда, уверен в обратном. В одном из своих интервью он подчеркнул следующие особенности своей разработки.

Во-первых, это уникальная система запорного механизма ствола. По данным Стрешинского, в настоящее время существует только шесть систем запирания, компания Arsenal Firearms же представила седьмую, в которой ствол движется исключительно горизонтально и не поднимается при откатывании назад во время выстрела. В действительности можно назвать как минимум девять систем запирания для пистолетов и еще больше для стрелкового оружия в целом, не считая различных опытных вариантов. Видимо, здесь все дело в магии цифры семь – все-таки это сакральное число. Возникают закономерные ассоциации, например седьмое чудо света. Ствол же, движущийся без снижения, есть у многих пистолетов, в частности у итальянской «Беретты», система запирания которой, кстати, чем-то напоминает «новаторскую» у «Стрижа».

Во-вторых, у Strike One очень низкая линия прицеливания. Да, меньше, чем у других, и это плюс, с одной стороны. Однако низкая линия (12 миллиметров) может создавать трудности при стрельбе «от бедра». Между прочим в этом аспекте – минимальное расстояние от упора (руки стрелка) до линии ствола – «Стриж» очень похож на арабский «Каракал» (Caracal), качества которого описал в своей статье в 2007 году Никола Бандини. «Каракал» разработан австрийским конструктором Вильгельмом Бубитсом (Wilhelm Bubits) в 2002–2006 годах и внешне весьма напоминает «Глок», впрочем, как и «Стриж» (на иностранных интернет-ресурсах оба пистолета так и называют «а-ля Глок»). Есть мнение, что Бубитс приложил руку и к созданию Strike One. Хотя никакой достоверной информации на этот счет нет. Во всяком случае «Каракал» имеет классическую, по типу браунинговской, механику с закидыванием ствола в крайнем заднем положении.

Вполне вероятно, что Бандини почерпнул идею внедрения стрелкового продукта на территории иностранного государства именно в это время («Каракал» производится в ОАЭ). Кстати, Antiga Arabia – партнер коллекционера Стрешинского приблизительно с 2010 года. Та же группа обеспечила информационное сопровождение рекламной кампании для продукции Arsenal Firearms – все «трейлеры» к пистолетам ее производства.

В-третьих, продолжает Стрешинский, у «Стрижа» приемник обоймы расширен в виде воронки, что позволяет вставлять магазин с большой скоростью или дрожащими руками. Обойма извлекается и левой, и правой рукой – кнопки выброса расположены с обеих сторон пистолета. Ни первое, ни тем более второе «новшество» таковым назвать никак нельзя. Кроме того, расширенный приемник магазина может при определенных условиях сказаться отрицательно: стрелок психологически привыкает вставлять обойму неаккуратно из-за наличия допуска, что в конечном счете способно привести к деформации патрона о края рукоятки пистолета с самыми плачевными последствиями как для оружия, так и для стрелка.

В-четвертых, у пистолета отсутствует неавтоматический, передвигаемый пальцами предохранитель, оружие имеет три автоматических предохранителя, которые гарантируют от случайного выстрела. Опять ничего нового.

Стрешинский обратил внимание и на другие мелкие нововведения. Кстати, на кнопку выброса обоймы, на конструкцию запирания и на автоматическую систему предохранения от выстрела зарегистрированы конкретные патенты, то есть оптимизма авторам проекта не занимать.

Искусство виртуализации

Российский бизнесмен также рассказал, что при создании пистолета конструкторы учли более 140 замечаний от основных пользователей – сотрудников силовых структур РФ. Откуда к пистолету, состоящему буквально из нескольких деталей, такое количество замечаний, сказать сложно. Кроме того, по словам Стрешинского, силовики заявили разработчикам, что сейчас адекватного пистолета для армии и спецслужб нет и приходится пользоваться иностранными образцами. Нам, конечно же, стоит поверить Дмитрию Яковлевичу, что так оно и было.

Не будем подробно останавливаться на разработке пистолета за три месяца с помощью виртуальной студии – это тема отдельная.

Подводя итог, заявляем: «Стриж» не обладает ничем принципиально новым, кроме сомнительной по своей инновационности и соответственно необходимости системы запирания.

Оружейный гламур

Есть мнение, что «Стриж» превосходит знаменитый австрийский «Глок». Последний – самый известный и знаменитый продукт в сфере личного оружия на сегодня. Поставив новый бренд наравне или выше заслуженного, можно резко поднять интерес к своей продукции. Ведь кого ни спроси, все знают «Глок», более того, любой подтвердит, что это отличный, чуть ли не самый совершенный пистолет в мире.

Оружием австрийского мастера очень любят хвастаться офицеры правоохранительных ведомств: например, расстегнуть пиджак и засветить «ствол» друг перед другом или на глазах у журналистов. Возможно, подобная публика и составляет основную целевую аудиторию маркетинговой компании по продвижению «Стрижа».

Вообще пистолет для армии – не критический вид вооружения. Если для таких структур, как МВД, он является практически основным, то для военнослужащих сухопутных войск, ВДВ и спецназа – это оружие «последнего шанса». Обычно армейские профессионалы отзываются о пистолете даже с некоторым пренебрежением: как говорят спецназовцы, лучший пистолет – автомат. То есть для них это вспомогательное оружие, не имеющее решающего значения. Многие военные считают, что пистолет в армии и вовсе не нужен. Посему требования к армейскому пистолету особые.

Полицейским структурам важно, чтобы их оружие обладало сильным останавливающим действием, тут нужна тупоконечная пуля, летящая с относительно небольшой скоростью. У армии в приоритете пробивающая способность и прицельная дальность. Нужен пистолет, который на сравнительно большом расстоянии способен пробить бронежилет или легкое препятствие, к примеру, дверь, за которой находится противник, или его каску (шлем). Для этого, напротив, начальная скорость пули и ее энергия должны быть высокими.

Армейские варианты уже есть

Баллистические характеристики «Стрижа» – тайна за семью печатями. «Седьмая» система все-таки. Нет ни одного достоверного упоминания о начальной скорости пули. Известно, что представленный публике пистолет может стрелять только стандартным патроном «Парабеллум». Исходя из этого различные эксперты выдвигают предположения. Реалистичные показатели лежат в диапазоне от 315 до 360 метров в секунду.

Кроме того, несмотря на заявленный разработчиками довольно широкий ассортимент боеприпасов для «Стрижа», у экспертов возникают большие сомнения в том, что он способен вести огонь усиленными вариантами патрона «Парабеллум» отечественной разработки – 7Н21 и 7Н31.

По данным открытых источников, давление пороховых газов, которое нагнетает при выстреле в канале ствола более слабый из этих двух патронов – 7Н21, превышает таковое у стандартного парабеллумовского боеприпаса на 20 процентов. Для 7Н31 этот показатель еще больше. Выдержит ли утонченный «итальянец» такое напряжение?

Необходимо учесть, что средняя стоимость базовой комплектации «Стрижа» со стандартным 9-мм патроном – 400–600 долларов США. Соответственно целый ряд пистолетов под стандартный патрон «Парабеллум» представляется более выгодным решением по соотношению «цена-качество». С другой стороны, если Strike One будет успешно адаптирован под указанные патроны, насколько он подорожает?

Безусловно, ПМ пора заменить, он технически и морально устарел. Еще в 1990 году Минобороны СССР объявило конкурс (шифр «Грач») на создание замены пистолету Макарова. В 2000-м в аналогичном конкурсе победил пистолет Ярыгина (ПЯ), а в 2003-м он был принят на вооружение наряду с другими образцами. Среди них – пистолет Грязева – Шипунова (ГШ-18) с оригинальной поворотной системой запирания и тоже очень низкой линией прицеливания, а также двусторонней кнопкой выброса обоймы, СВР-1 (СПС) – больше известный как «Гюрза» – в качестве личного оружия для спецподразделений ВС. ГШ-18, как и ПЯ, был призван заменить ПМ.

Все указанные пистолеты имеет высокую пробивную способность, то есть удовлетворяют армейским требованиям. Могут использовать усиленные боеприпасы. ГШ-18 и ПЯ – патроны 7Н21 и 7Н31, СВР-1 – мощный отечественный 9Х21. У всех пистолетов начальная скорость пули – свыше 400 метров в секунду, у ГШ-18, в частности, – около 550.

Понятно, что пистолетов ПМ, выпущенных в свое время в количестве около двух миллионов штук, в ВС РФ осталось еще очень много. Три перечисленных выше изделия не могут в одночасье их заменить. Соответственно остается ниша для бизнес-инициативы. Тем не менее обществу необходимо получить ответ на вопрос: не является ли предлагаемый ВС в качестве инновационного и не имеющего мировых аналогов «Стриж» довольно средним пистолетом, причем полицейского типа?

13:47 07/06/2018